Неверный логин или пароль
Забыли пароль?
 
Леонид Поляков
Политолог
Poster Image

Скачайте видео: MP4

Искушение оппозиции

Я понимаю, что моя рефлексия по этому поводу ничего не изменит, никакие слова и никакие мысли. на самом деле, непосредственно не действуют. Но, может быть, если к пониманию нашей оппозиции добавится еще такой взгляд, то когда-нибудь, почему-нибудь, кто-нибудь из оппозиции вдруг начнет думать вот над этими сюжетами.

Мы все хотим, чтобы мы жили в нормальной, удобной, честной и имеющей будущее стране. Только хотим мы этого по-разному. Мне кажется, что если в самой оппозиции появится понимание того, что они тоже на нашей стороне (при всем против, при всем долой), ей самой станет легче. Это очень непростая роль, это очень тяжкая миссия, во всех смыслах тяжкая. Потому что, действительно, пятнадцать суток сидеть, где бы то ни было, - это всегда неприятно. И в этом смысле персонажей оппозиции, таких как Яшин, Навальный, Удальцов, можно говорить даже, я бы так сказал, с некоторым пиететом, все-таки люди, кстати говоря, в давней русской традиции люди, которые проходили через какой-нибудь Равелин, централ и т.д., всегда воспринимались в народе в роли таких атеистических святых. Вот, повторяю, это все не нужно, потому что это отвлекает от основной миссии. А основная миссия, повторяю, коль скоро эта группа претендует на то, что она символизирует будущее, то она и должна действовать соответственно.

Да, действительно, на эти вот площадки выходят люди творческих профессий. В этом смысле, конечно, Акунин креативнее, условно говоря, Игоря Холманских, условный Акунин. Повторяю, по потенциалу, по изобретательности, по способности творить, выдумывать что-то невероятное, новое мы все равны. Вот если оппозиция это осознает, то, может быть, в ее оппозиционности появится то, что сейчас не хватает и что ей страшно вредит. Потому что оппозиция Рейтера и быдла, или как это там, анчоусы, - это, ведь, страшно взаимно разъедающая оппозиция. Как в первом и втором случае, это разрыв страны, это незаживающая рана. Зачем? Дело в том что, по обе стороны баррикады этих дихотомий, мы все хотим одного и того же.

Но и третье искушение, которое неизбежно возникает, когда такая оппозиция появляется, помимо первых двух - это искушение, я бы сказал так: монополия на креативность. Как-то вот действительно этот бренд сразу пошел – креативный класс. На самом деле, если посмотреть на нашу страну, то по уровню креативности она на порядки превосходит все остальные страны, потому что таких изощренных схем воровства бюджетных денег распила, заноса, отката и прочего, и прочего нигде даже близко представить себе невозможно. Я бы сказал так, у нас чрезвычайно креативное общество в смысле выдумки: как из ничего получить все, или как из всего забрать все, и сделать вид, что ничего не пропало, да? Посмотрите вокруг: все приспосабливаются. Ведь, на самом деле, опыт выживания с минимального уровня, с простых людей, которым просто по факту нечего украсть, до самых верхов - все прошли вот этот странный, страшный, периодически трагический путь приспособления к неведомой реальности. В этом смысле мы креативны просто несопоставимо. Это китайское проклятие врагу: «Чтоб ты жил в эпоху перемен». Мы ее прожили, поэтому претензии на монопольность и наименование себя креативным классом - это иллюзия, это соблазн. Но это одновременно, я бы сказал, неправомерное дистанцирование себя от всех остальных.

Но уже начавшиеся некоторые внутренние процессы, я бы не хотел бы называть это разоблачением, но вскрытием внутренних механизмов, того что все – люди, и у всех есть некие скелеты в шкафу. Это, мне кажется, благотворный и очистительный процесс при всей болезненности по отношению к каждому. Неприятно, когда у тебя проводят обыск и забирают много денег, хотя их потом и возвращают. Неприятно, когда выясняется, что претендуя на роль соли земли и выступая там в роли матери Терезы, условной, вдруг обнаруживается, что у тебя есть некоторые тоже. Что называется: «ну кто же без греха»? Я понимаю, что это трудный процесс. Очень тяжело сказать самому себе такую минимальную фразу: «Никто не совершенен». Чем раньше эти оппозиционные деятели сделают это в отношении самих себя, не надо даже публично каяться, просто чуть-чуть отойти и посмотреть на себя со стороны. Тем более продуктивно может начаться диалог между системой и антисистемщиками.

Зачастую сдерживая наше неприятие, потому что всякое новое оно вызывает фобию. Это неизбежно у большинства. А с другой стороны поможет им самим как-то трезво взглянуть на самих себя в претензиях на то, чтобы позиционироваться как новая власть. Второе искушение – предстать в образе соли земли, морального того самого, единственно морального ядра в нашем обществе, которое честно и поэтому требует честности. Да?

Но вот представьте себе: властвующий Каспаров, властвующий Лимонов и даже властвующий Борис Немцов на секунду. Так попробуйте материализовать этот образ, и станет понятно, что это саморазрушение, саморазрушение образа и предательство своей собственной миссии. Поэтому может быть легитимация вот этой непримиримой оппозиции, в ее роли непримиримости, и при этом надевающей маску оппозиции нормальной, которая стремиться к власти. Вот этот момент самокритики и восприятия в обществе именно так этого типа оппозиции – это, мне кажется, совместная работа, которая поможет и нам по-иному к ним отнестись.

Так вот, если мы понимаем, что эта оппозиция не просто другого типа, но принципиально новый феномен в Российской политической реальности, то тогда очень важно понять, что, будучи гостями из будущего, эти люди обязательно подвергаются некоторым неизбежным искушениям, да?, потому что они приходят в роли неких миссионеров. И вот важно, чтобы они понимали сами, каковы их искушения, потому что смысл нынешней оппозиционной борьбы не в том, чтобы преодолеть прошлое и от него отречься. Смысл в том, чтобы интегрировать даже эту радикальную оппозицию гостей их будущего в проект, который сейчас осуществляется в России. Они - не помеха, они - не те, кто вредят, мешают и от которых нужно избавиться, или которых нужно переубедить, что прошлое невозвратно. Наоборот, нужно попытаться сделать так, чтобы они сами включились в общий контекст, избавившись от тех искушений, которыми они сейчас неизбежно поддаются. И первое искушение вот этой новой оппозиции, оппозиции из будущего, состоит в том, что они полагают, что они борются за власть, выдвигая лозунги: «Перевыборы частные, да?», « Давайте выберем заново Государственную Думу», «Давайте снова выберем президента». Эти лозунги создают такой антураж, что вот давайте мы сейчас отмотаем пленку, и в этом смысле это просто методологически неправильный ход. Они не имеют права апеллировать к прошлому, потому что они пришли из будущего. Соблазн в том, чтобы отмотать пленку назад и сделать все по-честному. И тогда вместо Путина появится, там условно, Навальный. Да? Или Немцов. И тогда в Государственной Думе большинство будет не у «Единой России», а у «Парнаса». Это большое искушение и это соблазн, и это самообман, потому что, на самом деле, по своей роли вот такого провокационного авангарда, который подрывает устои, иногда в буквальном смысле стремится это делать. Эти люди, в принципе, не приспособлены для того чтобы быть во власти.

А вот эта оппозиция, которую мы сегодня видим на площадях, на улицах Москвы, и не только Москвы, эта оппозиция, она скорей из будущего, это оппозиция не того что было, а оппозиция того, что мы хотим, если мы встанем на точку зрения тех, кто выступает на трибуне оппозиционных митингов. Т.е. это принципиально новый формат, вообще, столкновения политических сил, и поэтому в нашем отношении к этой оппозиции должна произойти некоторая перезагрузка, если использовать такой вот дипломатический термин, характеризующий отношения России и США. Но, правда, перезагрузка в больших и больших кавычках.

Мы впервые за последние 20 лет получили оппозицию нового типа. Теперь мы впервые встретили оппозицию, которая выросла из недр этого режима, но которая радикальна настолько, что даже вот радикализм начала 90-х (при всем том, что там мы имели конкретную форму гражданской войны в октябре 93 года), тот радикализм, все-таки, кажется еще таким, я бы сказал, умеренным. Я не имею в виду, что нынешние радикальные оппозиционеры готовы повторить сценарий октября 93-го. В этом смысле я нисколько не пророчу, что грядущий октябрь станет неким аналогом. Я хочу сказать, что радикальность вот этой новой оппозиции, она более фундаментальна, потому что она проистекает из недр самого режима. Оппозиционеры КПРФ, оппозиционеры ЛДПР - жириновцы, про которых в то время модно было говорить, красно-коричневые - они выросли из другого времени, из другого контекста. Они символизировали оппозицию прошлого, которое еще было живо, и которое вполне могло быть реставрировано. По крайней мере, многие считали так.

Пожалуй, из самых таких острых тем наступающего политического сезона – это - тема судьбы оппозиции, под которой понимают, прежде всего, оппозицию несистемную, непримиримую, радикальную, и, в общем-то, революционную, на самом-то деле. Потому что методы уличной борьбы – это, конечно, один из методов революционных политических групп.


Комментариев 14
Наталья ДенисенкоМосква15.09.2012  
Анекдот -судят малолетнего преступника,убившего родственников.
Судья: "Это кто к нам пришел!кто свою бабушку зарезал!"
"Гостей из будущего" мы уже видели в 90-е. Во-первых -воры!Во-вторых ненавидят народ,дай им волю для инакомыслящих понастроят ГУЛАГи.Вспомните расстрел парламента и готовящийся запрет КПРФ в 1996году.Нетерпимы к чужой точке зрения.-посмотрите на интернет.Они- калька ...

подробнее

Наталья ДенисенкоМосква15.09.2012  
Удивительное заблуждение.Оппозиция хочет справедливости! Хочет она,на самом деле,власти и денег.
Татьяна МурадоваАстрахань14.09.2012  
чего наговорил? сам навесил им ярлык "гости из будущего", сам намечает им план действий для соответствия этому ярлыку. какие гости? из чьего будущего? перемудрил батенька! а вообще-то порядком надоели эти разглагольствования о неудачниках-отморозках
Игорь УсимовМинск14.09.2012  
Ну-ну. Теперь мы окончательно поняли, за кого Поляков. Кучка вандалов для него - это "люди из будущего". Читать и слушать его дальше - бессмысленно.
Игорь Овсянников14.09.2012  
Они вышли из будущего, потому что их будущее - уголовный кодекс
Борис Борисов14.09.2012  
Эта "оппозиция из будущего" ведь потому то и появилась, что оппозиции из настоящего то-нет.
Sergei PapunovНовороссийск13.09.2012  
Автор как-то зигзагообразно рефлексировал...
Но на то она и рефлексия, чтоб побольше туману напустить и в результате выдать хрен знает что за хрен знает чего.
Dr LiveseyСанкт-Петербург13.09.2012  
Честно говоря, не понял слов о том, что «оппозиция пришла из будущего».
Владислав ИвашенковАстрахань13.09.2012  
Ну наконец-то хоть один нормальный политолог высказался. А то сколько дней уже в эксперте показывают пустословов, которые по делу ничего сказать нормально не могут. Может Поляком, конечно, и не во всём прав, но высказанные им идеи хоть можно посчитать за полноценные ИДЕИ, а не пересказ событий с добавлением собственного мнения.