Неверный логин или пароль
Забыли пароль?
 
31 Август 2016 | $ 64.9072 / € 72.5013
reuters.com
10:19 / 07.10.2013
Александр Разуваев
Директор аналитического департамента компании Альпари
Циничный взгляд на соглашение Украины с ЕС
Деловая газета "Взгляд"ОПУБЛИКОВАНО: 10:19 / 07.10.2013 | ОБНОВЛЕНО: 10:19 / 07.10.2013

Соглашение Украины с Евросоюзом является, наверно, не менее горячей и политизированной темой, чем Сирия. Поэтому будет очень полезно дать русский, но непредвзятый и, конечно, максимально циничный взгляд на данную тему.

Для начала немного экономики и размышлений. Именно экономика – финансовые, сырьевые и экспортные потоки – в значительной степени определяет политику государств в современном мире.

И Украина – не исключение. Украину часто упрекают в том, что она пыталась усидеть на двух стульях между Российской Федерацией и Европой. Однако в этом нет ничего удивительного.

Экономика Украины экспортная, причем половина экспорта идет в Россию, половина – в Европу. Понятно, что бесконечно на двух стульях сидеть нельзя, и в итоге Украина была вынуждена сделать болезненный выбор в пользу Европы.

При этом Украина не сделала ничего, чтобы уйти от болезненного выбора, проигнорировав и Европу, и Таможенный союз. А уйти было можно, можно было построить нейтральную страну, сохранив все преимущества своей экономики, суверенного эмиссионного центра и рынки сбыта.

Можно было сделать русский язык вторым государственным, на нем до сих пор говорит большинство людей даже в Киеве, не говоря уже о юге и востоке страны. Можно было не поддерживать Грузию, официально заявив о нейтральном статусе, что исключает вступление в НАТО.

Можно было добиться дешевого газа, передав контроль в газотранспортной системе Газпрому в обмен на российские газовые месторождения. Такая схема активно обсуждалась в инвестиционных кругах лет 12 назад. Можно было даже навсегда решить проблему Крыма, отдав России Севастополь, остальное – оставив себе. Ничего этого не было и уже никогда не будет сделано.

Теперь Украина выбрала Европу, и, по мнению российских экспертов и политиков, страну ждет экономический крах – девальвация, дефолт, крах реального сектора экономики.

Украинцы будут брошены бесправной рабочей силой на глобальный рынок труда. Мужчины станут чернорабочими или бандитской «пехотой». А женщины – жрицами любви.

Один мой знакомый даже пошутил: ты не видишь множество украинских красавиц в Киеве, они просто давно все в Москве, Питере, Риме или Милане. Ругать Украину, предсказывая ей скорый и страшный конец, в России сейчас очень модно.

Однако не все так однозначно, и, хотим мы того или нет, у западного вектора Украины есть хотя и не очень большой, но все-таки шанс на успех. В случае подписания соглашения с Евросоюзом Украина сможет рассчитывать на помощь со стороны европейских финансовых структур. Это будет касаться и поддержания стабильности национальной валюты, и выплаты суверенных долгов. Плюс будет приток краткосрочного спекулятивного капитала, как во время избрания Ющенко в 2004 году.

Закрытие российского рынка больно ударит по украинской промышленности. И, соответственно, ослабит и без того плохой торговый баланс. Стабильность валютного курса может обеспечить в этой ситуации только поток инвестиций из Евросоюза.

Если все получится, то инвестиции в итоге увеличат экспорт, что приведет к росту валютной выручки. Это в свое время получилось у Польши и Турции. Однако не факт, что получится у Украины. На мой взгляд, вероятность успеха – не более 30%.

Причина проста: в Европе дела с экономикой в целом не радуют. А износ основных фондов на украинских предприятиях достигает 70–80%. На модернизацию экономики Украины нужны слишком серьезные деньги.

Украинские активы очень рискованные, и в нынешних условиях масштабные инвестиции в них с высокой вероятностью не одобрят комитеты по рискам промышленных корпораций, банков и финансовых домов. Вместе с тем не стоит забывать, что есть еще политическое решение. Если оно будет принято, капитал из Европы хлынет на Украину, проигнорировав мнение профессиональных финансистов.

Конечно, если бы Украина пошла по пути евразийской интеграции, то возникли бы проблемы с экспортом в Европу. Хотя и меньшие, чем с экспортом в Россию в случае с соглашением с ЕС.

Однако не стоит забывать, что ключевым моментом евразийской интеграции является евразийская валюта, рабочее название – алтын. Валюта фундаментально сильная и здоровая, за ней бы стоял сырьевой экспорт РФ и Казахстана.

Однако отказаться от гривны в пользу алтына – вопрос в том числе политический, т.к. по факту это будет означать отказ от собственного суверенитета в пользу России, что принципиально неприемлемо для политического руководства Украины.

А что же значит уход Украины в Европу для нас русских и для России? Многие недалекие люди и в России, и на Западе называют это «поражением» России и лично Путина. На Западе к этому, вероятно, приложились поляки, которые традиционно считаются там специалистами по украинским делам.

На самом деле, уход Украины в Европу не значит для нас почти ничего. По большому счету нам это просто по барабану. Потери от сокращения торговли для российской экономики – слону дробина, зависимость от газового транзита намного ниже, чем раньше, хотя, конечно, злые языки, работающие в международных финансовых компаниях, говорят, что газовые хранилища Украины пусты и зимой Украина снова начнет воровать русский газ.

У ухода Украины в Европу есть один важный плюс. Рушится миф о братском или едином народе. Киевская купель – красивая сказка, не больше и не меньше. Сказка, за которую мы, русские, щедро платили русскими деньгами и русской кровью.

Реальность от мифов отличается, и с ней лучше дружить, иначе неожиданное столкновение с реальностью будет очень болезненным. Хорошо известно, что примерно треть украинцев воевали на стороне Рейха, украинцы воевали на стороне боевиков в Чечне, а также на стороне Грузии в 08.08.08.

Киевская Русь, как известно, сгинула без следа, ее большая часть стала польской провинцией, а люди – польскими холопами. Холопы, как известно, не имеют своей элиты, своей аристократии и культуры, а иногда и своего полноценного языка.

Княгиня Ольга и Владимир Креститель традиционно считаются основателями русского государства. Однако на самом деле они имеют отношение к современным русским не больше чем императоры древнего Рима к современным итальянцам.

Россию как Империю основали внук Чингисхана Бату и Александр Невский, который сделал исторический евразийский выбор, отказавшись от щедрых обещаний Запада и Римской Курии. Выражаясь современным языком, не захотел вступать в «цивилизованное» сообщество европейских наций.

Еще Иван Грозный именовал себя великим Ханом. Наши, наверно, самые заклятые враги, бандеровцы, очень любят называть нас татарами, не ведая, что делают нам самый желанный комплимент.

В отличие от поляков, украинцев или белорусов, мы, русские, не славяне, а сплав славян, финнов и ордынцев. При этом именно ордынский уклад и правила построения государства позволили нам не только закончить противостояние с Польшей сначала в Киеве, а потом в Варшаве, но и создать отдельную суверенную евразийскую цивилизацию.

Цивилизацию более успешную, чем славянская или даже в целом европейская. Славянский гонор, вероломство и романтика в итоге с треском проиграли доблести, трудолюбию и жестокости евразийской Империи. Империи, построенной не только русскими, но и татарами, башкирами, бурятами и прочими народами великой Евразии.

Однако в каждой бочке меда есть ложка дегтя. В том, что Россия и Украина – это абсолютно две разные цивилизации, нет ничего страшного. Страшно то, что против своей воли, благодаря правителям, которые когда-то были в Кремле, мы подарили Украине часть России.

Подарили не самые плохие земли, за которые воевали не одну войну. А главное, как крепостных, подарили русских людей, которые теперь против своей воли оказались на чужбине.

Вот о ком нужно думать.

Деловая газета "Взгляд"
Певец Крис Браун задержан в СШАСамолет аварийно приземлился в Хабаровске на одном двигателеНа акции сторонников Руссефф в Сан-Паулу взорвалась самодельная бомбаДемпартия США попросила ФБР проверить связь хакерских атак с Трампом и РоссиейЧетвертый за девять месяцев фрегат США вышел из строя