Неверный логин или пароль
Забыли пароль?
 
06 Декабрь 2016 | $ 63.8741 / € 68.6902
ИТАР-ТАСС
15:28 / 26.01.2013
Андрей Каменецкий
Журналист, блогер
Ах, как хочется вернуться
"Однако"ОПУБЛИКОВАНО: 15:28 / 26.01.2013 | ОБНОВЛЕНО: 15:28 / 26.01.2013

С наступлением эпохи Интернета искусство плаката и лозунга пережило второе рождение. Шедевры, которые раньше были доступны лишь на отдельных заборах для крайне ограниченной публики, теперь несутся в массы широким потоком. Например, вот: «Эмиграция из России – это эвакуация!».

Собственно, что происходит?

Да ничего особенного не происходит. Катастрофа эвакуирующихся -- именно в том, что страна не умирает, а живёт. Например, началось трагичное: постепенное выравнивание уровня жизни бывших сверхлюдей и бывших «нищих замкадышей». Вот недавний обзор «Ъ» показал, что Москва относительно России начала… беднеть. Причем неплохими темпами – при общем росте реальных доходов в стране на 4% в третьем квартале этого года Москва показала падение на без малого на 13%.

Ещё глава Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский озвучил интересные цифры. С 2002 года в России получило гражданство около 2.700.000 человек, из которых 10% жители СНГ, а 1% (это, кстати, 27 тыс. человек) - бывшие граждане стран ЕС и США. Это тоже следует осмыслить.

(Заметим в скобках, что у Ромодановского получился последний гвоздь в гроб с аргументами ура-паникёров относительно «обазиачивания России путинскими сатрапами». Ведь если разрешения на работу у нас контролировались плохо, а граница якобы дырявая, и десятки миллионов уже понаехали и зарегистрировались в трех квартирах – то уж про выданные паспорта ФМС знает всё точно. Где же миллионные среднеазиатские орды со шпателями? Да все там же, либо у себя дома, либо в России – но вахтовым методом и временно. Что им здесь надо, уже неоднократно разжевано – несмотря на парадоксальные рейтинги, в отличие от их родины в России есть работа и то, на что можно потратить заработанные деньги).

Сколько же уезжают из России? Далеко не по миллиону в год (ещё одно обожаемое ура-паникёрами мифическое числительное): «о желании уехать на постоянное место жительства при снятии с регистрационного учета в прошлом году добровольно заявили около 33 тысяч человек». По сведениям «Левады», еще около 15 тысяч о своих намерениях молчат и уезжают молча. Итого эмигрантов у нас -- от 33 до 47 тысяч в год.

Итак: много это или мало? В 1999 году мы потеряли 214 тысяч человек уехавшими и еще 2 миллиона 225 тысяч умершими, а родилось всего 1 миллион 250 тысяч детей. Чисто психологически после этого тяжело воспринимается любое сообщение о потере численности. Хотя на самом деле с тех пор, как мы перестали вымирать, следовало бы спокойнее относиться к подобным новостям.

В любом государстве существует миграционный поток, и объем его в 0,03% населения вряд ли дает повод для волнений. Европейцев, бегущих от произвола «развитых демократий», куда больше – из одной только Англии за 2011 год переселилась 351 тысяча человек. При этом уезжали как раз коренные жители – в Испанию и еще куда потеплее, подальше от видеокамер и шариата. В среднем более 11% англичан родились не в Великобритании, это около 7 миллионов человек. В целом в Европе живут 10% эмигрантов первого поколения, из них 31 миллион 368 тысяч родились за пределами Европейского континента и 15 миллионов 980 тысяч сменили место жительства внутри ЕС. Ни въездная, ни выездная динамика России просто не сравнимы с этими цифрами.

Да, правда: в нашем случае среди уезжающих процент имеющих высшее образование в три раза выше, чем в среднем по России. Но заметим, что это не то же самое, что «утечка мозгов» пятнадцать лет назад. Тогда уезжали высококлассные специалисты. Сейчас технические спецы снова плотно заняты в России – спрос уже есть, а 15-летний провал в образовании делает их уникальными. Так что это не они сваливают.

Кто же? Вкупе с ухудшающимися условиями жизни в Москве для обитателей съемных квартир, улучшением жизни по России для всех остальных, а также нарастанием уровня истеричности в отдельных слоях общества - вполне можно предположить, что среда эмигрантов начинает все более замещаться «креаклом» с его гуманитарными и экономиксистскими дипломами, а также богатым офисным опытом.

Кстати, поэтому же я уверен, что большую часть этих людей мы ещё увидим.

Запад-2013: забудьте уже мифы и легенды, наконец

На самом деле сейчас переселенцу в Европу нужен не самолет, а машина времени, которая откинет его на тридцать лет назад. Тогда беженцам из Союза на (ещё более-менее "белом") Западе давали преференции и всячески их опекали, в ответ на что беженцы охотно рассказывали о приятных чудесах западного мира и ужасах СССР. Все были сыты и счастливы.

Поскольку надежда умирает последней, миф о «стране вэлфера», где можно жить на пособие по безработице, а жилплощадь тебе дадут бесплатно, пережил окончание Холодной войны на целое поколение. Он оказался просто удивительно живучим, видимо, слившись с вековечной российской мечтой о Халяве. Тим Керби великолепно высказывал свое американское мнение на этот счет, да и в прошлой статье я упоминал, как именно в Америке относятся к идее давать деньги и жилье безработным. Кто не читал, намекну, что эта идея у большой части патриотического населения вызывает прямые ассоциации с коммунизмом. Реакцию – спрогнозируйте сами.

Америка не дает никому ничего, кроме безграничных возможностей работать, которые уже не такие безграничные. Впрочем, человек, умеющий работать, добьется в России не меньшего, чем он добился бы и там.

Квази-социалистическая Европа, с другой стороны, действительно предоставляет жилье и велфэр некоторым иностранцам. Вот только в число этих некоторых россияне не попадают, они не настолько нужны, как, скажем, сомалийцы. Ещё в 1990 году Финляндия встречала их, пришедших через границу с бывшим СССР и в сравнении с бывшими советскими людьми, примерно так – карикатура того же года. То есть выдавая подъемные, специальный статус и предоставляя жилье. Сегодня больше половины диаспоры висит на шее муниципалитетов, не работает, но зато активно использует политические инструменты общества и добивается равенства с коренным населением. Скажем, общественные бассейны уже закрываются на «мусульманские часы» для женщин из диаспоры. Сомалийцы требуют расселить свои семьи по 15 человек из одних бесплатных квартир в другие, побольше, при этом есть сведения, что около 90% даже не говорит по-фински. И я здесь говорю не о Голландии, Швеции, Франции, Германии, Великобритании или Бельгии, где это уже норма, а о традиционно нейтральной по отношению к общеевропейским движениям Финляндии. В прошлом году там был широко представлен исторический фильм про Маннергейма, где главную роль сыграл негр, и вряд ли можно сказать, что это отвечает взглядам, эстетическим требованиям или желанию большинства населения.

Почему так происходит, мы недавно обсуждали.

Уезжая из страшной России с ее временно «понаехавшими», человек рискует попасть в совершенно непривычную для себя ситуацию, где ради общечеловеческих ценностей он реально будет поставлен на общественной лестнице ниже неграмотного темнокожего мигранта, поскольку слишком много о себе понимает. «Белые» россияне, к тому же потенциальные носители враждебных ценностей, пусть и публично от них отрекшиеся, Европе все равно не нужны – у себя. Здесь они ей еще пригодятся.

Кризис креакл-идеализма

Я верю в примат личного опыта. Существуют только два способа в чем-то убедиться: испытать на собственной шкуре и поверить надежному человеку.

Бывает, человек приезжает в Америку и вдруг чувствует, что без кумовства или заработанных в России денег у него возможностей на три порядка меньше, чем дома. У него либо включается разум, либо пропадает инстинкт самосохранения. В первом случае он вернётся назад, во втором он нам здесь уже не нужен.

Бывает, что он бежит в Европу от тоталитарного режима, разглашает военные секреты и рассчитывает на теплый приём, а оказывается в загаженном приюте для беженцев со всей Африки и Азии, где поножовщина не случается – она постоянно где-то фоном происходит, а самоубийств случается по десятку в неделю. Тогда человек и руки на себя наложить может от контраста.

Бывает, когда человек продает квартиру в «сраной Рашке» и улетает в Канаду, он думает о чем угодно – об оленях, о хоккее, о близости к Америке, о свободе слова и демократии в конце концов. Он не думает о том, что Канада в 2010 году приняла 280 тысяч человек и это не пик, а норма последних десятилетий. В первой тройке – Филиппины, Индия, Китай. И что он не сможет так же, как в России, презрительно обзывать представителей этих стран «чурками» с позиций развитого европейца, потому что во-первых, он за это сядет, а во-вторых, с легальной точки зрения он равноценен китайцу, вот только работоспособность у китайца совсем другая, и поэтому придется учиться работать как он.

...Ну а если человек вместо того, чтобы лично изучить ситуацию в конкретных странах мира, безудержно фантазирует об идеале и почему-то размещает его в этих конкретных странах мира -- он креакл.

Чтобы понять, как действует мозг креаклов – предложу неожиданный источник: интервью Максима Галкина телеканалу «Дождь», когда человек, объездивший планету, пытается по-интеллигентски мягко снизить разоблачительный пыл ведущего и при этом не выставить его дураком. Ведущий по фамилии Дзядко в данном случае представляет как раз мировоззрение большой части «поравалитиков»: «Ни на один госканал Навального не позовут – это ненормальная ситуация. Думаю, в Германии пригласили бы куда угодно... Мне интересны символические вещи… (на замечание гостя о том, что ему же никто не мешает обличать в телевизоре) Мне кажется, что это принцип витрины и форточки, который в недемократическом государстве всегда существует…»

В этом, собственно, и вся соль происходящего. Сегодняшнюю ситуацию, когда в России СМИ позволено свободно пинать государство, аудитория и сотрудники этих СМИ воспринимают не как редкий подарок жизни и признак плюрализма мнений. Они ее вообще не воспринимают. Безумно угнетенные полицейским государством люди могут сидеть в комфортной студии официального, не подпольного интернет-телеканала, и рассуждать о символических вещах и об отсутствии свободы слова. Причем эта возможность им положена все тем же не демократическим государством.

Это ключевой порок современного креакла. Он -- шизофреническая карикатура на отечественную интеллигенцию, а у той постоянно были проблемы с кругозором и объективностью. Ему, как и ей, кажется, что условия его жизни – это объективная данность. Поэтому он ратует за то, чтобы жизнь стала лучше, в первую очередь – его собственная, но только в тех сферах, где мы еще отстаем. Представить, что по каким-то параметрам мы живем лучше и надо это беречь, интеллигенция не всегда может. А креакл, будучи карикатурой, не может никогда.

Как тридцать лет назад никому в голову не могло прийти, что неограниченная вода по грошовым тарифам – это роскошь, студенческое право бесплатно уехать летом на практику из Калининграда во Владивосток, где дадут крышу над головой и питание – это роскошь, возможность просто слетать через всю страну за совершенно мизерную плату – тоже роскошь, а обязанность работать по специальности несколько лет после окончания отличного бесплатного ВУЗа – это не каторга, а опять-таки роскошь, причем редкая – гарантированная занятость за нормальную зарплату на несколько лет вперед для молодого специалиста без опыта! Я не говорю о том, что по нынешним временам налог в 13% и бремя его выплачивать, которое берет на себя работодатель – это тоже роскошь. Любители озвучивать зарплаты европейцев всегда умолкают, стоит спросить про налогообложение, расходы на коммунальные платежи и медицину, которые далеко превосходят российские.

...Отсутствие желания брать на себя ответственность и трудиться на долгосрочную перспективу – это то, из-за чего в массе своей «креакл» на самом деле никогда не соберется куда-нибудь уехать, что очень жаль, потому что это бы его облагородило. Простой парадокс – чтобы уехать, надо уметь много работать, но человек, который много работает, имеет больше шансов в России, поскольку здесь он сохранит заработанное и не отдаст себя в кредитное рабство банкам.

Однако вместо того, чтобы трезво взглянуть на вещи, «креакл» лишь голословно требует больше, чем имеет – фактически, требует диктатуры себя, чтобы опять не работать, или вопит о том, чтобы его выпустили.

Да ради Бога, выходите. Мы даже наш самолет приостановим для такого случая.

P.S. Что касается соотечественников, уехавших на Запад в рамках «утечки мозгов», то программа по их переселению обратно приостановлена с 1 января и останется таковой, пока она не будет улучшена и не будут преодолены последствия грандиозной растраты. Это не плохо и не хорошо – пока одну программу приводят в чувство, более 500 молодых ученых, проживающих за рубежом, подали заявки в рамках другой – «Мегагрант».

Последние выпускники советской инженерной школы, в 90е покинувшие страну, теперь раздумывают о том, чтобы вернуться и создать свои экспериментальные лаборатории для самых талантливых студентов при родных альма-матер. При этом они размышляют о финансовой стороне вопроса, о том, как бы оптимизировать систему пост-докторальной работы в России и ее взаимодействие с общемировой. У них нет в повестке дня политической ерунды про свободу слова или диктатуру полицейского государства, которое в той же Англии уже перешло все мыслимые границы. Все-таки раньше высшая школа в первую очередь учила думать своей головой.

Вот для них и нужно создавать условия для возвращения. Если мы можем по миллиону выдавать сельским докторам, то новому поколению ученых – просто обязаны. Заодно пора и своим собственным преподавателям и аспирантам поднять уровень жизни, и здесь МинОбразования встанет перед возможностью либо наконец осуществить государственную политику, либо пойти на ее уже открытый и прямой саботаж.

"Однако"
Про вред национального покаянияКак хорошо быть демократом СМИ Германии: Россия так жестока в Сирии, что мы не помогаем беженцам в ЛиванеМолодой Папа против старых греховМира с Россией нет, есть короткая передышка: о Меркель - лидере Запада и улыбках Соланы